Сайт создан на платформе Nethouse. Хотите такой же?
Зарегистрировать домен .RU/.РФ за 140 рублей

Там, в измереньях неба... О творческом вечере поэта Марка Ляндо.

Там, в измереньях неба...


О творческом вечере поэта Марка Ляндо



   В рамках серии мероприятий, посвященных 50-летию основания прогремевшего в 60-х годах прошлого столетия литературного объединения поэтов, известного под названием "СМОГ", 25 июля в подмосковной Малаховке, в клубе "Стихотворный бегемот", организатором и руководителем которого является поэт Николай Милешкин, состоялась встреча с поэтом, прозаиком, публицистом, так же имеющим отношение к группе СМОГ Марком Ляндо. Объединение СМОГ, «Самое Молодое Общество Гениев» или, по одной из других расшифровок, «Смелость, Мысль, Образ, Глубина» известно большинству любителей поэзии как среда, в которой прошло становление целой плеяды выдающихся поэтов. Их оригинальное творчество привлекло впоследствии немало читателей.
   Марк Ляндо, непосредственный участник этой группы, несомненно относится к числу авторов, чье творчество заслуживает значительно большего внимания, чем это исторически сложилось в литературных кругах. Современник Леонида Губанова, Аркадия Пахомова, Юрия Кублановского, Владимира Батшева, Владимира Алейникова, других СМОГовцев, большинство которых он лично знал и со многими дружил, Марк Ляндо родился за десять лет до Великой Отечественной войны, в то время, когда советская литература еще формировалась, а становление его как поэта пришлось на период хрущевской «оттепели», время, когда формировалась литература свободная, неофициальная, образовавшая впоследствии «андеграунд». Начинающий поэт был и свидетелем, и участником легендарных чтений стихов на площади возле памятника Маяковскому, часто пресекавшихся вмешательством милиции, заведением на выступавших "дел" и изгнанием их с работ. Он был постоянным посетителем «кипящих» ЛИТО тех лет, в том числе знаменитого кружка Эдмунда Йодковского и литобъединения "Магистраль". Поэт, детство которого пришлось на годы сталинских репрессий и невзгод военных лет, сумевший после получить образование и поработать в течение десяти лет геологом на степных и таежных просторах родной страны, практически лишился возможности трудиться в избранной профессии в результате своей деятельности в неподцензурной литературе. Видимо, все это, в совокупности с воспитанием и врожденными склонностями к глубокому осмыслению происходящего, определило особое отношение ко всему, о чем говорится в стихах, которое, с поправкой на особенности того времени, не страшно назвать избитым словом «серьезное». Поэзии Марка Ляндо отнюдь не чужд юмор, напротив, его достаточно, но автор нигде не выступает как пересмешник, он не издевается над тем, над чем смеяться нельзя. Эта этическая норма, в большей степени присущая старшему поколению представителей неофициальной литературы, чем современному, позволяет автору критиковать существующие порядки самым жестким образом, не скатываясь к ёрничанию, не прикидываясь маргиналом. Поэт, в советский период не издавший официально ни одной книги, склонен не столько к возмущению, сколько к глубокому переживанию участи страны, с которой его связала судьба.


Опять друзьями полон дом -
Рассказы, шутки не без соли.
И вновь вопрос старинной боли:
Как дальше жить в краю родном?
                         (После Крыма.)


   Неравнодушие к людям, к их судьбам - черта, равно присущая поэту как в жизни, так и в творческих исканиях. Те, кто знали Марка с этой стороны, всегда тянулись к нему и его стихам. Они и составили ядро пришедших на встречу с поэтом, среди которых были литераторы, издатели, художники, работники культуры, любители поэзии и из Москвы, и из Малаховки и ее окрестностей. По сложившейся традиции, после краткого вступительного слова организатора встречи руководителя клуба "Стихотворный бегемот" Николая Милешкина поэт прочитал стихи из книг разных лет. Стихи тоже разные – и верлибры, и написанные в рамках «классической традиции», и богатые звукописью, полные поиска новых художественных форм, в которых отчетливо слышно влияние авангарда, и рубаи, на создание которых автора в свое время вдохновило, понятно, творчество О. Хайама. В них нашли отражение философские размышления поэта, любовь к женщине, встречи с друзьями, пережитое в разные годы. Находясь в тесном общении со многими, в том числе "подземными" художниками 60-х, в частности, Анатолием Зверевым, поэт особенно отметил плодотворность тесной связи литературы и живописи. Это выразилось во многих поэтических строках, например этих:


Верь же, художник,
Туши и кисти,
Линии, цвету,
Звуку и ветру.


   Но особенно интересно собравшимся было услышать воспоминания поэта, как очевидца жизни литературного андеграунда 50-60-х годов, рассказы о повседневной жизни поэтов и прозаиков, которые впоследствии стали широко известными, а в то время только начинали свой творческий путь. Присутствующими были заданы вопросы и о взаимном влиянии известных литераторов на творчество друг друга, и о подробностях неофициальных выступлений и публикаций тех лет. Гости услышали рассказ поэта о посещении Парижа, встрече с Николаем Боковым, его близким другом, вынуждено покинувшем Россию из-за преследований, возникших в результате его деятельности в области самиздата. Н. Бокову пришлось продолжительное время вести жизнь скитальца на Западе. Вот отрывок из стихотворения Марка Ляндо "Сидя у Николая Бокова - в пещере, под Парижем", написанного под впечатлением встречи с другом в 1996 году и озвученного автором на вечере:


Там, в измереньях неба,
У Бога сойдемся вновь,
Где ангелы зорь, танцуя,
Веками поют Любовь!


   Была представлена и только что вышедшая, увы, небольшим тиражом книга Марка Ляндо в трех томах, а точнее сказать, «томиках», вместившая поэтические удачи и прозу разных лет. Получившая название "Берилл Луч", происходящее от названия известного своей способностью пропускать свет минерала, книга уже с самого момента появления грозит стать раритетом.
   Воспоминания о нелегких временах не столь уж далекого прошлого и прозвучавшие в словах поэта о происходящем сейчас тревожные нотки не помешали присутствующим получить от, мягко говоря, немолодого автора заряд бодрости и творческой энергии. Заметно, что этот душевный и творческий оптимизм присущ многим творческим людям, поколение которых принято называть поколением "шестидесятников". Те, кто родились значительно позднее, в более терпимые по отношению к проявлению личностного начала в искусстве времена, могли бы поучиться этому у них. Разговоры об эпохе, стихах, но особенно о поэтах, творческих людях и их судьбе, о необходимости их существования для всех нас продолжились и после официального окончания вечера. Об этом и в строках поэта:


...Скажу, что нужен здесь художник -
Средь муки всех коловращений -
Невероятник.
Невозможник -
Искатель золотых сечений!
           (Художник. Памяти А. Зверева.)



Владимир Пряхин
поэт, прозаик,
издатель литературного альманаха "СРЕДА"
2.08.2015
gemma112@yandex.ru

Создать сайт
бесплатно на Nethouse